Международное энергетическое агентство выпустило полный оговорок прогноз конъюнктуры нефтяного рынка на 2018 год. Эксперты осторожничают, чтобы не спугнуть восстановление баланса
Прогнозирование ситуации на рынке нефти всегда представляет собой задачу, где количество уравнений меньше неизвестных. Математически такая задача не решается, разве что на интуитивном уровне. И в любом прогнозе интуитивный фактор, произрастающий из опыта анализа и понимания закономерностей рынка, играет немалую роль.

Международное энергетическое агентство (МЭА) в июньском обзоре состояния мирового рынка нефти впервые представило прогноз на 2018 год. В обстановке противоречивых трендов, которыми изобилует современный рынок, без интуитивного фактора, видимо, не обошлось. Главной трудностью, с которой пришлось столкнуться, было оценить, какие сигналы рынка имеют длинный, и какие короткий эффект.

Большая неопределенность в этом отношении связана с Ливией и Нигерией. Волатильный характер обстановки в этих странах может в любой момент развернуть события на 180 градусов. Сейчас обе страны на подъеме. Добыча в Ливии в отдельные дни в июне достигала максимального с 2014 года уровня 830 000 барр/сутки, но временами проваливалась до 500 000 барр/сутки из-за внезапных политических и технических эксцессов. Национальная компания NOC по-прежнему планирует 1,25 млн барр/сутки к концу года, но кто же гарантирует, что экспортные терминалы завтра опять не окажутся заблокированными, как это несколько раз случалось в течение года?

В Нигерии добыча поднялась до 1,5 млн барр/сутки, превысив державшийся три десятилетия предел в 1,2 млн барр/сутки, но остается ниже производительности 1,8 млн барр/сутки, достижение которой ожидается к концу года. Неустойчивость ситуации связана с вооруженными группировками, периодически атакующими магистральный трубопровод в нефтедобывающем регионе Дельты. Сейчас действует соглашение об охране нефтепровода, достигнутое правительством на переговорах, но в прошлом подобное перемирие неоднократно нарушалось.

Ливия и Нигерия исключены из обязательств ОПЕК+ по сокращению поставок нефти, но если мечты правительств двух государств станут явью, то к концу года добыча в этих странах увеличится до 3 млн барр/сутки нефти, что существенно обесценит усилия ОПЕК+ по ребалансированию рынка. В среде производителей все громче звучат настойчивые призывы включить «льготников» в квотовое соглашение, и, по сообщениям, Ливия и Нигерия могут быть приглашены на совещание министров ОПЕК и примкнувших стран, которое пройдет 24 июля в Санкт-Петербурге. Продолжится ли спокойствие и рост производства в двух странах и если да, то согласятся ли они ограничить добычу, как раз когда она начала восстанавливаться, – большой вопрос. И как с такими неоднозначными векторами делать прогноз?

Другая проблема непредсказуемой продолжительности – дипломатический кризис на Ближнем Востоке. Блокада Катара несколькими ближневосточными государствами во главе с Саудовской Аравией может вызвать серьезные логистические и операционные осложнения для потребителей катарской нефти, газоконденсата и СПГ. Катар добывает 600 000 барр/сутки и экспортирует 500 000 барр/сутки, почти исключительно в Азию. Нефть эмирата не транспортируется на отдельных судах, покупатели обычно дополняют ее в большие танкеры с грузом из других источников. Теперь танкеры Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна катарскую нефть не принимают, и ее можно транспортировать только вместе с нефтью из Ирана, Ирака и Омана. В какой-то мере это может задерживать доставку катарской нефти по назначению, но пока срывов не было. Однако кризис нарастает, и вместе с ним возрастает степень неопределенности его влияния на региональный и глобальный рынок.

Неоднозначные сигналы о возможности более углубленного ограничения добычи исходят из ОПЕК и других стран-экспортеров. Необходимость в этом, казалось бы, есть. Несмотря на исправное выполнение обязательств по снижению производства нефти, цена прошла через плато почти в $60/барр, и вернулась на исходный уровень ниже $50/барр. Однако Саудовская Аравия молчит, и громкое заявление министра энергии королевства в мае о том, что производители сделают «все что потребуется», чтобы ребалансировать рынок, более не упоминается. Расплывчатые высказывания о готовности продолжать игру доносятся и из России.

Прогнозирование рыночной конъюнктуры обладает интересным свойством: чем убедительнее прогноз, тем меньше вероятности, что он реализуется. Это кажется парадоксальным, но на самом деле логично, потому что, например, прогноз ожидаемого увеличения спроса приведет к росту цены, а возросшие цены на товар начнут ограничивать спрос, тем самым опровергая прогноз. Другими словами, прогноз становится самостоятельным фактором рынка.

По-видимому, чтобы избежать этого и не спугнуть хрупкие признаки начала восстановления баланса на рынке, МЭА сопровождает свой прогноз многочисленными оговорками и подчеркивает возможность иных сценариев развития событий. В частности, в отношении США сомнений в продолжении роста добычи нефти нет. Неопределенность же связана с масштабом этого процесса. МЭА оценивает увеличение поставок нефти за полный 2017 год на 430 000 барр/сутки и в течение 2018 года на 780 000 барр/сутки, но при этом замечает, что «динамизм экстраординарной индустрии сланцевой нефти таков, что реальный рост может оказаться значительно больше».

По оценкам агентства, в 2018 году мировой спрос на нефть и другие жидкие углеводороды достигнет 99,27 млн барр/сутки, на 1,43 млн барр/сутки больше, чем в 2017 году. Однако поставки из стран, не входящих в ОПЕК, вырастут немного больше, на 1,47 млн барр/сутки (поставки нефти из ОПЕК, как обычно, не прогнозируются). Рост добычи за пределами ОПЕК помимо США ожидается в Бразилии, Канаде, Великобритании, Казахстане, Гане и Конго.

Еще большее превышение поставок над спросом в 2018 году ожидает EIA (Управление энергетической информации при Департаменте по энергетике США). В июльском обзоре уже с данными за июнь EIA прогнозирует, что мировой спрос в 2018 году вырастет на 1,6 млн барр/сутки, до 100 млн барр/сутки, при росте поставок нефти на глобальный рынок на 1,9 млн барр/сутки, до 100,2 млн барр/сутки.

Излишки производства нефти пойдут в хранилища, движение запасов в которых колеблется. EIA считает, что во втором полугодии 2017 года товарные запасы останутся без изменений, но в 2018 году увеличатся на 0,2 млн барр/сутки. Соответственно, цена барреля смеси Brent во втором полугодии 2017 года и в первом полугодии 2018 года останется стабильной на уровне $50. В среднем за год стоимость нефти составит $51/барр в 2017 году и $52/барр в 2018 году.

МЭА, исходя из прогнозируемой ситуации во втором полугодии 2017 года и в 2018 году и допуская сценарий 96%-го соблюдения обязательств по снижению добычи стран ОПЕК+, ожидает, что сокращение запасов в нефтехранилищах может не достичь желаемого уровня к моменту истечения срока продолжения соглашения ОПЕК и примкнувших стран до марта 2018 года. Этот фактор может быть принят во внимание на министерской встрече по мониторингу соглашения добычи нефти в Санкт-Петербурге.

Поделитесь новостью

Добавить комментарий